ВАЛЕРИЙ  ФЕДОРОВИЧ

  ШКАРУБО

 

 

 

 

Валерий Федорович Шкарубо считается одним из самых интересных художников Беларуси.

Родился в 1957 году в городе Борисове Минской области. В 1981 году закончил Белорусский государственный театрально-художественный институт. С 1984 года участвует в художественных выставках, делает персональные и коллективные экспозиции в Нью-Йорке, Москве, Берлине, Париже, Вене, Брюсселе, Вильнюсе, Турине, Риме, Пекине и Женеве. Является членом Союза Художников Беларуси.

Его работы можно увидеть в Национальном художественном музее Беларуси, Музее современного искусства в Минске, в областных краеведческих музеях, в Музее искусств Джинтай (Пекин), Музее зарубежного искусства министерства культуры Китая, в личных коллекциях в США, Франции, Италии, Германии, Бельгии, Греции, Австрии, Словении, Дании, Турции, Польши, России

В.Ф. Шкарубо один из ведущих мастеров белорусского пейзажа. Его картины это снежные поля, леса, деревенские дороги, поселки Беларуси. Созданию картин предшествует большая подготовительная работа художника на пленэре, поиски натуры. Выразительная, скрупулезная техника, особенная утонченность мелкого мазка кисти, гармония света и цвета, глубокая переменчивость световоздушной атмосферы... Пейзажи наполнены грустью и покоем, волнением и светом на них не возможно смотреть равнодушно. Пейзаж для него стал средством, дающим возможность донести до зрителя тот мир идей, образов и чувств, которые и составляют содержание его творчества. Художник много работает в контакте с природой, но пейзаж-картина рождается в одиночестве после долгих, неторопливых раздумий в тишине мастерской. В его пейзажах отсутствуют люди, что создает дополнительный барьер таинственности, делает атмосферу картины  несколько ирреальной. Он любит  переходное состояние в природе - поздняя осень, ранняя весна, сумерки, вечер, туман, последний луч солнца

Расположенные на картинной плоскости элементы пейзажа, последовательность пространственных планов - все подчинено достижению сверхзадачи: донести главную мысль автора, передать его эмоциональное состояние нам, зрителям. И если верить, что художник начинается там, где возникает контакт с природой, то у Валерия Шкарубо этот контакт   состоялся, и можно согласиться  с тем, что его художественное мастерство представляет собой лучшие традиции реального пейзажа ХХ века.

sitoFoto_Shkarubo.JPG (87568 byte)

Гул умиротворённой земной души.

del Prof. Giorgio Pellegrini - Assessore alla Cultura Comune Cagliari

Docente Universitario di Storia dell'Arte - Critico

Избежав окончательного головокружения артистической параболы двадцатого века, эстетические произведения того, что называлось Советским Союзом,  после перестройки и ее последствий, оказались на классическом распутье. Прекращение тотальной, но, тем не менее, содержательной со стороны   государственно-профсоюзного аппарата, защиты со своими эстетическими распоряжениями, предвещала создание новоиспеченного художника,  освобожденного от исторических занавесов, гнетущих, но  в то же время защищающих.  Перед ним вставал обязательный выбор.

Переход от зычного звука античного рога новых риторических тактик Концептуализма к разноликому вниманию к искусству Запада, в некоторой степени цензурированному прошлым режимом, обещаетсвободу и возможность признания, но не гарантирует кусок хлеба.

Другой путь  - вымощен последовательностью,  вновь приводящей к безопасной территории  испытанного реализма, без фальшивого приспособления  к химерам западного искусства. Несмотря на все риски, были и преимущества. Преимущество это  академический профессионализм,  в отличной степени приобретенный в течение дидактической и селективной работы, самой уникальной в мире. 

На этой гранитной основе, иногда такой твердой и упругой при нажиме, в своей отчаянной недвижимости, многие художники сумели оглядеться и со смелостью начать работать, вселяя  новую оригинальность и свежесть восприятия в сферу  густого, тусклого, но иногда достаточно уверенного материала.   Валерий Шкаруба  - один из них. 

Воспользовавшись  и тем осмотрительным консерватизмом, который препятствовал молодой Белорусской Республике  стать жертвой урагана импровизированной мутации во имя запада, этот великолепный художник шарил в складках Истории современного искусства до тех пор, пока не нашел ключ. Крепкий механизм, выдержавший вековое испытание, который Шкарубо смог отчистить от столетней ржавчины и использовать, приносит потрясающие результаты и становится отличительным знаком своего оригинальнейшего реализма.

Таким образом, античный трюк импрессионизма в дополнение с чистыми красками, уже усовершенствованный французскими пуантилистами и после итальянскими дивизионистами, находит свое место на полотнах этого способного белорусского художника с современной хваткой и отличительными результатами.

Большие пейзажи Валерия Шкарубо это не только безграничное спокойствие необъятных белорусских равнин, осенняя усталость земли, неумолимо смоченной водой и обвеянной снегом, но и глубокое тепло темного чрева пущ, стоящих  в непреклонном и нечеловеческой буйстве преистории. Медленно приближаясь к его полотнам, замечаешь волокнистый ритм раздробленных цветов, приобретающих форму микроскопических осколков на хроматической поверхности полотна: постоянно более собранных, но в рамках крепкого натурализма. И, это полотно почти энергетично, позволяет усилить чувство физического присутствия природы в большей степени, чем аннулирует ее предсказуемый continuum тонкого восприятия: пуантилистический  трюк,  иногда требующий некоторой искренней структурной смелости нашего Сегантини, но в более современном духе. Рядом, с концептуальной непринужденностью texture, обогащенной свободным дыханием Новой Живописи, касающейся его прекрасных изображений, протягивающих нить просчитанной, озлобленной двусмысленности между фигурой и абстракцией, держащейся на должном расстоянии от простого трюка. 

Развея опасность очевидного, техническое совершенство просто приводит в замешательство, там, где композиционная выдержанность и хроматическая мудрость, тем не менее, уживаются с жизненным  дыханием Природы, которая всегда доминирует  на полотне, сильная своей абсолютной реальностью, которая опьяняет насыщенным запахом земли, оглушает гулом своей умиротворенной души.

CLICCA PER LEGGERE LA VERSIONE ITALIANA

HOME PAGE DI SARDEGNA BELARUS